В год малой Родины не могу не рассказать о своей — об Ангарской. Место чудовищной красоты!

Страшно даже говорить такое вслух, но я мог не познать Ангарскую — у моих родителей был выбор, где покупать квартиру. Точку в сомнениях поставил отец, который решил, что близость леса решает, и поэтому в 1984-м году мы поселились на улице Нестерова. Одно из самых ранних моих детских воспоминаний, а возможно и самое раннее: я сижу на перевернутом деревянном ящике с бутылкой напитка «Буратино» в пустой кухне, где только плита. Мне было всего 2,5 года, и лишь спустя 26 лет я уехал в Веснянку. Земфира пела «Я помню все твои трещинки» про меня — про мою Ангарскую. Специально для любимых вас я прогулялся по малой Родине и рассказываю, где там что и что почем.

Всем известно, что Ангарская — один из самых, скажем так, недружелюбных районов Минска. Ну, как минимум был. Как минимум был в глазах тех, кто здесь не жил. Доля правды в образе района, конечно, есть, но все же я предпочитаю не сгущать краски. Ангарская — один из многих пролетарских жилмассивов, не хуже и не лучше по контингенту. Не буду повторяться, потому что давно написаны соответствующие посты: о фальшивой гопо-романтике, о том, почему район постепенно трансформировался в нормальный и, наконец, о судьбе четких пацанов и их исчезновении.

Ангарскую я люблю, потому что это гигабайты воспоминаний, школа, друзья, все-все. Но сам район довольно большой и разбит на 5 массивов — мой четвертый. Вот, на перекрестке улиц Герасименко и Нестерова сходятся три из них: Ангарская-2, -3 и -4.

Слева четвертый массив, справа третий. Второй справа и сзади.

Здесь же, на перекрестке, работает крупнейший торговый центр района со странным названием Simax. Поначалу назывался он Maximus, затем сменил владельцев, а новые решили не заморачиваться с изготовлением вывески, просто перебрав буквы в другое наименование.

Maximus интересен тем, что стоит на месте никогда не работавшего общественного туалета и несостоявшегося кинотеатра. Здесь же функционировал брутальный пивной ларек, к которому по субботам стягивались мужики с трехлитровыми банками. Воспоминания эти остались у меня из детства (хотя закрытый туалет простоял еще и после много лет — исчез только киоск).

А вот еще важное воспоминание. Как и сейчас, городские власти сначала строили жилье, а потом подтягивали к нему инфраструктуру. Вот многофукнциональное здание общественного назначения — аптека, почта, банк — заработало существенно позже нашего заселения, потому что за междугородними звонками и газетами еще долго приходилось ездить на старое отделение в Северном поселке.

В составе здания работало также кафе-чебуречная с самыми вкусными чебуреками из детства. В кафе ко всему прочему торговали молочными продуктами, а именно молоком в треугольных тетрапаках. На месте чебуречной чего только не было, но дольше всех держится мясная лавка:

Поликлиника №17, в которой очереди на анализ крови растягиваются на пару этажей:

Для внутреннего созерцания местных жителей предусмотрен не так давно установленный камень-памятник с цитатой Ф.Скорины про родные места, к которым мы все, как ни крути, большую имеем нежность.

Вообще, кстати, на Ангарской довольно много одиночных валунов, но приспособили пока только один.

Парадная часть улицы Герасименко — три двухподъездные двенадцатиэтажки.

Рядом — важное для меня напоминание. Я довольно поздно научился ездить на велосипеде (примерно в 12-летнем возрасте) и в первый же день, когда научился, поехал обкатывать район. Спускаясь с довольно крутой горки за 53-м домом по Нестерова, набрал скорость и соскочил в дождевой канал, вот этот, заросший травой:

Канал довольно быстро кончился тупичком, ну а я выучил урок бережного использования тормозной системы «раскладухи» «Аист». Как не поломал кости и голову, просто не представляю. Велик побил основательно.

Сразу в арке 53-го дома мой — 55-й. Именно в нем я и рос:

О месте, где я стоял, щелкнув предыдущий кадр, у меня тоже был отдельный пост — про захват машинами территории. Довольно скоро после поста дворы огородили бетонными чушками и большинство из них до сих пор на своих местах. Вроде тогда Мотолько жаловался в 115…

А это мой двор:

Спилили старую яблоню :(

Подъезд у меня седьмой, хотя от въезда во двор третий, просто нумерация по нормам всегда начинается с левой стороны лицевого фасада, но заезд запроектирован справа. Если я приезжаю сюда на такси, то таксистам всегда говорю: «Седьмой подъезд, но третий от начала».

Еще чушки:

Шесть дней в неделю я поднимался по этой лестнице и шел в школу:

Ну или на футбольное поле, где частенько с друзьями гоняли мяч или в «Квадрат»:

Или — зимой — скатиться на санках. Мне повезло вырасти во дворе с королевской горкой:

Я ходил в школу, в которую не должен был ходить. Устроил меня в нее дед, сам бывший в то время директором школы в другой части Ангарской. Все потому, что школа во дворе не имела английского языка, только испанский. Родители посчитали, что английский более важен.

Еще одна двенадцатиэтажка по дороге на учебу. В ней жил барабанщик моей будущей группы, но об этом я еще не знал:

Ну и сама alma mater №173 (отдельный пост о ней — по ссылке):

Раньше окна моего класса смотрели на огородики у школы. Помните были такие для летней практики — выращивать брюкву и цветы? Традиция отгнила и место огородиков заняла уплотнительная многоэтажка:

Окна класса на третьем этаже под фонарем:

Просто дворы за школой:

Но рядом важное место, почти типовой детский сад. Почему почти? Потому что в его заброшенном крыле несколько лет мы репетировали металлические песни. Да, вот так: дети уходили по домам, а мы рубили металл, потому что здесь работала мама соло-гитариста :)

А это двор дома №33 по Илимской. В этом дворе жил мой одноклассник, а ко всему прочему как-то заладилось играть в «кича». Любопытно, что «кич» полностью сошел на нет, теперь в эту игру дети не знают. А «Квадрат» сохранился.

Странное воспоминание про соседний 35-й дом. На первом этаже в нем жил мой одноклассник Олег Петухов. Ну, как одноклассник. После первого класса его куда-то перевели или семья переехала, не знаю. Каким образом сохранилось его имя в голове? Почему я помню о нем? Олега нет ни в одной социальной сети, а вот мой сосед по парте Вова Кацнельсон есть в фэйсбуке, но не отвечает. Он ушел из нашей школы после 3-го класса. Странная у меня избирательность памяти, конечно.

У каждого микрорайона есть своя «китайская стена». У моего это 29-й дом по Илимской. Монстр на несколько сотен квартир и почти два десятка подъездов. В этом доме жили очень многие одноклассники.

Эта часть микрорайона была построена на пару лет позже наших домов, поэтому одним из развлечений в детстве было «сходить на стройку». Смутно-смутно я помню башенные краны на месте будущих многоэтажек и 29-го дома в частности.

Остатки «реликтового» леса, на месте которого построена эта часть микрорайона:

И малосемейки тоже везде есть. В той, что самая дальняя, какое-то время мы с женой снимали квартиру:

Еще одна уплотнительная многоэтажка. Проект повторного применения, обнаруженный, в частности, в Шабанах.

Под теми коричневыми крышами когда-то была овощебаза, где я в 15 лет заработал грузчиком свои первые деньги. Было очень тяжело, но платили хорошо.

В самом дальнем углу микрорайона работает продуктовый магазин. Он интересен многим. Во-первых, у магазина был специальный отдел по продаже мороженого и кваса, а продавщицей в нем была мама моего одноклассника, во дворе которого мы любили играть в «кича» :)

В отделе стояли огромные танки с квасом, которые наполнялись специальной машиной. Сюда по утру стекались жители района, чтобы угоститься кваском на месте или взять бидончик домой. Ох и вкусным он казался!

Ну и до кучи, конечно, важно было стрельнуть у родичей 28 копеек на морожко.

Кроме прочего в отделе стояли автоматы с газировкой, и один раз автомат по ошибке налил мне порцию напитка с сиропом, хотя заплатил я всего одну копейку за обычную воду с газом. До сих пор благодарен за ту ошибку!

В какой-то момент на точке начались перебои с квасом, потом она расширила ассортимент за счет пива, чем привлекла маргинальные слои населения и отвадила детей.

Кроме прочего именно в этом магазине в талонную эпоху жители моего дома имели право отоваривать талоны, но магазин был не основным в районе, поэтому дефицит здесь ощущался вдвойне.

Уже после он стал переходить от одного владельца к другому, несколько раз менял вывески и сети и вот теперь «Рублевский». Основной магазин на районе — бывший «Заводской» — к слову, тоже «Рублевский».

И тут же начинается тот самый лес, ради которого когда-то мы поселились на Ангарской. Лес этот, само собой, нашел свое применение: там, за кольцевой и дальше за железкой Колядичи — Колодищи был брошенный полигон с миллионом стреляных гильз; и там были грибные места, и просто можно было сходить на выходных на пикник, а зимой на лыжах; и здесь же проводили уроки физкультуры, и я на одном из них жестоко сломал руку в двух местах.

И это все моя малая Родина — Ангарская. Чудесный район. Место силы.

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Поделись с друзьями!