Белорусская атомная станция. Что я обо всем этом думаю по следам поездки на объект

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

На прошлой неделе я побывал на Белорусской атомной станции — большое спасибо Министерству энергетики и его пресс-службе за уже второе столь интересное приглашение (пост о посещении минской ТЭЦ-3 по ссылке). Решено, что первый блок атомной станции запустят в этом году, второй — в следующем. Стройка находится на финишной прямой, отдельные элементы комплекса уже работают, другие находятся в высокой степени готовности. Это не первая поездка на БелАЭС для журналистов, но первая, в которую включили блогеров (помимо меня был еще Ваня Летохин). В общем, учитывая обилие текстового и фотоматериала на тему атомной станции в Островце, я постараюсь чуть меньше повествовать и чуть больше размышлять о том, что я вообще думаю про это вот все — про ее безопасность, необходимость и прочее. На правах обычного обывателя-блогера, конечно.

В начале поездки была остановка в информационном центре атомной станции, он находится в новой части Островца, где я еще не был. Свежие микрорайоны осмотреть никак не получилось, но из того, что зацепил глаз, — обычная тоска из силикатных кирпичей с башенками.

Так вот, в информационном центре журналистов напоили чаем с печеньками и прочли небольшую лекцию о самых основных элементах атомной станции. Лекция во многом была посвящена вопросам безопасности и, в частности, устройству реакторного цеха. Дядечка, отвечавший за политпросвещение, был достаточно убедителен и как мог показывал разницу между ЧАЭС и атомной станцией в Фукусиме.

Тот самый дядечка на фоне макета реакторной защиты.

Этот колпак герметизирует реактор и способен выдерживать невероятные нагрузки. Вот там на фото слева стоит образец оплетки, впаянной в бетонный короб — армирование на все случаи жизни!

Система безопасности предусматривает даже расплавление тепловыделяющих элементов с топливом: расплав стечет в специальный короб под реактором.

ТВЭЛ:

В общем, повторюсь, все звучало убедительно, в безопасность нашей атомной станции я поверил (хотя и раньше у меня не было особых поводов в этом сомневаться, точнее, я об этом не думал, у меня попросту нет фантомных болей по поводу Чернобыля — слишком я был мал в 1986-м).

Дальше нас повезли на водозабор атомной станции. АЭС в принципе весьма прожорливая штука относительно водных ресурсов, поэтому запитка ее происходит от природных водоемов. Поставлять воду в белорусском случае будет Вилия, а забор построен в нескольких километрах от станции.

Выглядит он как огромная бетонная ванна посреди лесной глуши.

Ванна эта глубокая, несколько метров. Под водой — выход труб с мелкой сеткой, препятствующей попаданию мусора и живых существ в насосную систему. На берегу ванны стоит первая ступень насосов. Они толкают воду в сторону атомной станции.

Опять же, сотрудники БелАЭС рассказывали о безусловной безопасности водозабора для окружающей среды. Есть экспертные заключения на тему техногенного влияния на нерест красных рыб, заходящих так далеко по Вилии из Балтийского моря. Ну, говорят, отрицательного влияния не будет.

Внутрянка насосной представляет из себя набор малопонятного мне оборудования. Вот это фильтр: он отфильтрует воду еще глубже, чем сеточка на дне ванны:

Устройство второй насосной станции несколько сложнее. Внешне ее здание ничем не отличается от первой:

Но в этом узле предусмотрено выполнение еще одной операции — охлаждения использованной воды, поступающей с атомной станции. Охлаждать ее будут до выравнивания с температурой Вилии в данный конкретный момент времени. Для охлаждения построен огромный, просто невероятно огромный бассейн с мириадами фонтанов-брызгалок. Разбрызгивание воды и позволяет снижать температуру.

Настало время поклониться градирням:

Кстати, справа от них видны две невысокие круглые башенки — это и есть реакторные цеха. Первый уже полностью является чистой зоной, туда, увы, доступа простым смертным больше нет.

На станции действуют абсолютно параноидальные нормы безопасности. Все время присутствия на территории АЭС за группой журналистов неустанно следовали вохровцы и довольно строго отслеживали, что попадает в кадр фотоаппаратов и видеокамер. В один момент у меня попросили зеркалку посмотреть отснятый материал, когда я случайно повернул объектив в сторону периметра — а это было строжайше запрещено. Если что, периметр лично у меня не вызвал удивления, колючка и заборы как везде.

Центральный КПП:

Почти за месяц до поездки каждый из приглашенных передавал в службу безопасности АЭС номера фотокамер, которые будут использоваться на месте. Все были предупреждены, что мобильники придется сдать на входе.

Сразу за КПП открывается вид на основной административный корпус станции. Отсюда в том числе происходит управление и контроль процессов.

Станция пока не вырабатывает электрический ток, но уже работает. В частности, идут пуско-наладочные работы и, кроме того, в сеть включен распределительный блок АЭС. В административном корпусе сидят дядечки и смотрят в экраны со сложными схемами.

Ну а «розетка с удлинителем» — то бишь тот самый распределительный узел — красиво жужжит с прекрасными видами на градирни. Тут любой блогер поинстаграмится от души.

На самой площадке еще идут строительные работы, но даже визуально понятно, что дело идет к концу. К слову, на многих строителях робы с российскими флагами (что не удивительно).

Наконец, еще одной точкой пресс-тура стала станция опреснения воды. Это необходимо для того, чтобы избежать формирования накипи и отложений в контурах циркулирования жидкости. Станция — большущая комната со стойками промышленных фильтров очистки. Пропускают через себя океан в секунду.

А это начальник цеха опреснения и толпа журналистов:

И последние измышления. В конце пресс-тура была дана пресс-конференция заместителя министра энергетики и представителя российской компании-застройщика, где журналисты хоть и задавали конкретные вопросы, но слышали в ответ очень расплывчатые ответы. В основном про экономику станции и будущее ТЭС в стране, а также перспективы трудоустройства тех, кто живет в моногородах при них (Новолукомль, Белоозерск).

Увы, чиновник говорил настолько дипломатично, что Летохин, например, даже уснул. И это самый тонкий момент относительно целесообразности АЭС в глазах общественности. Мы точно взяли в долг 11 миллиардов долларов с умом?

Не хотите пропускать мои посты?
Подпишитесь на сообщества в Фэйсбук, Вконтакте или Одноклассниках.
Хотите больше? В Инстаграме, Телеграме и Ютьюбе то, что не попадает в блог!

Кстати, у меня есть другие посты из регионов Беларуси. Выбирай на карте:

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

13
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий.
Иван Летохин
Участник
Иван Летохин

И неплохо выспался, я тебе скажу!)

Alexandr Malkou
Участник
Alexandr Malkou

Ну как бы пресс-конференция это еще пока неформатное для блогеров мероприятие. Понятное дело им там скучно. Фоточек не сделать. Темы серьезные. Взрослые дядьки что-то расскаывают. Так что все закономерно)

Nikolay Fomin
Участник
Nikolay Fomin

Не помню, краеведил ли ты в Дружном/Свислочи, но теперь-то уж надо съездить на площадку нулевой БелАЭС, которая так и не случилась 30 лет назад. Да и градирни там эффектнее :) Сам хочу туда велосипедно нагрянуть.

Alexandr Malkou
Участник
Alexandr Malkou

Эм. Там нет градирен. От слова вообще.)

Nikolay Fomin
Участник
Nikolay Fomin

Тьфу, конечно нет, думал про разбрызгиватели, написал про градирни…

Alexandr Malkou
Участник
Alexandr Malkou

Будем приглашать еще)

Andrey Lazuk
Участник
Andrey Lazuk

Надобно бы уезжать от этого подальше

Nadezhda Popova
Участник
Nadezhda Popova

Уважаемый автор! Вы бы для начала прочитали расследования про «приключения» ядерного реактора поколения 3+ ВВЭР-1200, который установили на АЭС «Островец», тем более, в Белоруссию привезли много некондиционных деталей, о чем мы, российские журналисты, предупреждали пресс-службу вашего президента Лукашенко еще в 2015 году. Ваши рассуждения о безопасности атомной станции в Островце вызывают лишь кривую улыбку. Прочитайте расследования о ВВЭР-1200 в газете «Версия», а также на сайте издания The Moscow Post. Извините. Надежда Попова, журналист, атомные темы

Yuri Sokolov
Участник
Yuri Sokolov

Уважаемая Надежда, как можете своим комментарием, хоть и начиная со слова «уважаемый» выявить столько неуважения за раз — к автору (Если читаете его личный блог, подписанный его именем, удосужились хотя бы обратиться по имени, которое указано огромными буквами в шапке страницы) и к стране (беларусы предпочитают наименование своей страны — Беларусь, задумайтесь над этим, когда захотите, чтобы к вашим словам прислушывались)

Nadezhda Popova
Участник
Nadezhda Popova

Мне достаточно того, что мои расследования читают. Я уже написала вам — не занимайтесь демагогией. Опасный объект строится у вас в Белоруссии — он так и называется Белорусская АЭС.

Nadezhda Popova
Участник
Nadezhda Popova

Уважаемый автоответчик! Пока вы занимаетесь демагогией, советуя, как, к кому обращаться, у вас под носом строится опасная БЕЛОРУССКАЯ ( или ее по другому называют в прессе? ) АЭС. Я и комментарий оставила только по этой причине. Вам мало одного Чернобыля? В мебельном магазине «Гранд» в Москве, где продается мебель из Белоруссии, счетчик Гейгера вопит, как резаный. Что тогда делается у вас в домах? На улицах? В лесу? Неужели можно вырастить здоровых детей, если счетчик Гейгера срабатывает даже в Москве? Реактор ВВЭР-1200 показал себя не с лучшей стороны уже на двух российских АЭС. И его работу постоянно «натягивают». Кто этим будет заниматься в Островце?

Виктор
Участник
Виктор

Счётчик Гейгера и мебель — это пять.
Примерно треть белорусской мебели идёт в ЕС.

Antoshka Ponaroshku
Участник
Antoshka Ponaroshku

Когда белорусский чиновник вещает о безопасности — это верный знак пиздеца. Авто либо наивен, либо проплачен. Фантомных болей у него нет. Только светиться в темноте…