Где благотворительность и где пиар? (дополнено)

yoyo

Работа с белорусской прессой для компаний! PR товаров и услуг дешевле, чем у агентств

Хорошо, что люди от природы сострадательны — без этого чувства мы бы сгинули с вами еще на этапе палки-копалки, уступив в гонке за жизнь более продвинутым обезьянам. Желание помогать друг другу, стремление к коллективному преодолению трудностей отдельного индивида, умение сопереживать — отличительные черты человека разумного. Однако сама по себе «отрасль сострадания» в современном ее понимании вызывает у меня некоторые вопросы.

За время, что работаю редактором в СМИ, я десятки раз получал письма от благотворительных организаций с просьбой помочь в распространении информации об их деятельности. Ведь верно: чем больше людей узнает, тем больше поможет.

Я всегда за помощь тем, кто в ней нуждается. Но зачастую поведение посредников между давателями и просителями, а именно благотворительных организаций, какое-то нездоровое. Я не единожды встречался с такими, которые откровенно шантажируют и оказывают психологическое давление, если вы посмеете отказать в распространении их информации через СМИ. «Я. хочу. помочь. Немедленно. размести. мое. объявление», — разговор иногда ведется в таком вот духе.

«Так что это, вы не хотите помогать тем, кто нуждается?» — спрашивала у меня как-то девушка из соответствующей организации.

Хотелось ответить: «Я хочу помогать, но мне не нравится то, во что вы это оборачиваете».

Мне кажется, многие организации во главу угла ставят пиар самих себя на помощи подопечным. Это такой же пиар, как отчеты с благотворительных мероприятий, размещенные в прессе: смотрите, какие мы хорошие; а вот наш хороший спонсор, он молодец.

И вы хорошие, и спонсор молодец, но об этом не обязательно распространяться.

Я не знаю, во что благотворительные организации конвертируют полученную известность. Возможно, это просто удовлетворение своих нравственных потребностей, работа над совестью и исправление ошибок прошлого.

Но, уверен, тот, кто занимается благотворительностью по зову души, делает это без крика на весь мир.

Мне нравится, когда волонтеры стоят у входа в магазины и дают листовки со списком необходимых товаров для их подопечных (детские дома, хосписы, дома престарелых) — как правило, там только гигиенические средства и канцелярия. Никаких сомнений, что ребята соберут именно то, что нужно, а те, кому это нужно, получат действительно необходимые вещи. Это как раскручивать свои сайты и группы в социальных сетях: первично не стать известным, а помогать.

Те, кто захочет поучаствовать в помощи — из прохожих ли в фойе магазина или прохожих в социальных сетях — они обязательно помогут.

Из другой плоскости вопрос помощи в лечении. Мне ни разу не близок известный пост Лебедева про то, почему люди собирают деньги на зарубежных докторов, но не пользуются услугами российских эскулапов. Здесь все очевидно: в смертельной схватке с болезнью родные и близкие ищут как можно больше гарантий, и, так уж сложилось, гарантий больше в клиниках Израиля, Швейцарии, США и различных европейских стран, а не России (Беларуси). Я как-то стал свидетелем случая, когда австрийский врач на приеме пациента из Питера сказал ему: если вы не бросите все и не поедете в клинику в Вене, вы умрете уже через год, вам не помогут здешние врачи.

Я был склонен доверять сказанным словам.

Так вот, вопрос сбора денег на дорогостоящие операции и лечение давно пора упорядочить. Без посредников в этом вопросе ничего не получится, но посредников этих развелось слишком много. Чаще они опять же хотят пиара, но еще более кощунственно, когда за организациями скрываются мошенники.

Государству, не способному лечить своих граждан на высочайшем уровне, пора своими силами создать НГО, аккумулирующую средства на помощь тем, кого могут вылечить только за границей. Крупным самоорганизованным обществам взаимопомощи — лоббировать вопрос создания законодательства под такие общественные организации, чтобы получать информационную помощь от всей страны и иметь фильтр от недобросовестных «помощников».

А гражданам: помогать тем, кто нуждается и не помогать тем, кто хочет только своей персональной известности.

* * *

После публикации мне пришло письмо от читателя, я попросил у него разрешение на публикацию в посте без упоминания фамилии. Привожу письмо полностью.

Денис, добрый день!

Друг занимается благотворительностью довольно активно и не получает за это денег, потому хорошо вижу ситуацию изнутри. Плюс сам к этому всегда очень подозрительно и критически относился.

Не думаю, что имеет смысл с вами спорить, но несколько моментов, похоже, вы из-за недостаточного погружения в вопрос не до конца понимаете.

1. По поводу «заламывателей рук». Это действительно мудаки, для которых благотворительность — способ повышения ЧСВ. Ну или немного двинутые на тематике персонажи.

Нормальные люди просят один раз и не надоедают.

2. По поводу пиара. Благотворительные организации «конвертируют» пиар и «полученную известность» исключительно в собранные средства для подопечных. Как бы ни хотелось обратного, но цепочка «больше пиара — больше информированных людей — больше помощи» существует. Чтобы быстрее кому-то помочь, нужно распространять информацию быстро и громко.

Это не очень красиво, но это помогает. «По зову души» и тихо десятки тысяч долларов на лекарства не собираются.

3. По поводу отчетов. Отчет делается не для пиара спонсоров, а для того, чтобы добиться прозрачности. Отчитаться о том, сколько было собрано, из каких источников и куда пошли деньги. Перед всеми, включая и простых людей, и спонсоров. При этом около 60 % просят, чтобы их не упоминали из скромности и собственных установок. Их право.

Когда каждый третий в благотворительности имеет свой интерес или попросту жулик, прозрачность очень помогает.

4. Если сбор средств будет упорядочен, то теряется гибкость и оперативность и возникает обширное поле для коррупции. Пока нуждающиеся будут собирать и переводить документы, средства — поступать на счета, НГО — совещаться по вопросу, кому нужнее, и переводить эти деньги на другие счета, может оказаться, что помогать уже некому..

Сейчас все просто. Определенному ребенку нужно привезти определенное лекарство из США, России или Германии. Публикуют рецепт, бросают клич по соцсетям, люди покупают, привозят и часто сами передают не абстрактной гаргаре НГО, а часто прямо нуждающейся семье.

5. Постоянный контакт с семьями, а не с их бумажками и заключениями позволяет избегать корупции и иждивенчества со стороны семей. Когда люди начинают просить каждый год в подарок больному ребенку по телефону или собачке мопсу, становится понятно, что в помощи они уже нуждаются не критично. Хотя по бумагам они бедные-несчастные.

В целом, картина такая.

Надеюсь, что не отнял у вас много времени и это письмо вам покажется полезным.

Telegram-канал "Минск и минчанин": всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Только для любознательных

Поделись с друзьями!
  • AntoXa aXotnA

    Дадада. Государство не сумело организовать лечение, но уж деятельность благотворителей оно обязательно организует.
    Так же, как и денежное обращение организует, как защиту базовых прав граждан. У нас такое хорошее государство — за что ни возьмется — так обязательно отлично организует.

  • kevorkov

    А что если это например проект по типу http://maesens.by/ ? На персональную известность вроде бы не работают и уже за 3 года собрали 4 млрд. рублей, в необычной форме. И интересно и полезно.

  • Денис Дмитриев

    А как данный пост коррелирует с рекламированием Хуавеев от МТС? Не, поймите меня правильно, я лояльный абонент МТС, совсем недавно со слезами на глазах поменял умершую симку, одну из первых, еще беленькую всю такую, без всяких надписей. Но то, что МТС кричит на каждом углу, как он проводит какие-то соревнования, какой он хороший и помогает и там, и сям — реально бесит. Хотите помогать — помогайте молча. Себя рекламируйте качественным сервисом.

    • Денис Блищ

      Никак не коррелирует — я не обсуждаю конкретные компании и не рекламирую в этом посте смартфоны Huawei.

  • Дмитрий Гаврилов

    В наших условиях сие будет рассадник жестачайшей коррупции. Ну в самом деле — суммы огромные, грани размытые(кроме крайних случаев, довольно таки сложно будет определить, можно вылечить пациента у нас или необходимо именно иностранная помощь) , контроль наладить проблематично. В результате всё сведётся к тому, что нахяляву будут ездить» кто надо», а остальные — как повезёт.
    В моём понимании, тут скорее нужно вводить некую медстраховку, которая выстреливает в сложных случаях. А тогда уже пациент сам решает — или использовать страховку и лечиться за пределами, или же довериться местным врачам.

  • aravak

    угу, уж государство то организует. и будут решать выходцы со шкловского района кого отправить на лечение, а кого нет

  • Katya Romanova

    Еще одна проблема — небольшая частная помощь. Например, мы с друзьями собрали крупную (для нас, конечно, а не в масштабах страны) сумму и заказали оборудование для онко-центра, не глобальное, но тоже очень нужное. С большим уважением отношусь к девушкам из Белмедсервиса, но везут наш заказ 4,5 месяца. Наши бумажки уже и обесценились, и запал пропал, может быть, и в онко-центре уже нашли другой выход, а их все везут. В общем, я еще и о том, что творить добро у нас, втихую или нет, еще и как-то трудно.

  • Вячеслав

    По поводу помощи в Минске детским домам. Работаю в компании, которая периодически помогает детским домам в Минске. Покупаем игрушки, вещи и т.п. Возим на футбол, хоккей, кино и т.п. Так вот руководство этих самых детских домов не всегда довольно этой помощью. Им приходится возиться со всем этим, с бумажками, с детьми, возить их на тот же футбол, следить за всем этим. Постоянно наблюдал их недовольные лица и как они к этому относятся. Им проще, удобнее просто сидеть там на окладе, перекладывать бумажки и не возиться с детьми.

  • Андрей

    Не должно государство ничего делать, да и не в состоянии. Такие вещи делаются частными лицами. Вот пример успешного проекта http://www.gofundme.com/tour/. Если так хочешь помогать кому-то, то заносишь бабло на то что больше нравится, оплачиваешь это (коммерческая организация, людям надо ЗП платить) и все деньги переводятся на доброе дело.