Спайс, самый сложный вызов белорусскому обществу последних лет

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Новости про спайс и последствия его употребления с каждым днем одна страшней другой. Когда в прошлом году прокатилась волна самоубийств спайсоманов (похоже, в страну попала какая-то особо опасная партия), казалось бы, куда уж дальше? Но дальше гомельчане удалили своему приятелю глаза, а тот «видел белый свет», потом еще две смерти в минском общежитии, и т.д. и т.д. На мой взгляд, спайс — самый серьезный вызов белорусскому обществу за последние годы. Может, тяжелее волны наркомании в начале 90-х, может, тяжелее была только авария на Чернобыльской атомной станции.

Токсическое воздействие синтетических наркотиков на подростковые мозги не только вредно само по себе, но и реально показывает картину: запрос у общества на употребление запрещенных веществ есть, он велик. Тихие любители классического джоинта из окон не выбрасываются и операции друг другу не проводят — а потому остаются за статистикой. Сколько их?

Легкое гугление показало, что западные страны время от времени проводят социологические исследования на тему вовлеченности в употребление легких наркотиков. В Великобритании, например, пробовали хотя бы раз — 30%. По некоторым данным больше только в Чехии, где доступ к марихуане относительно свободен и фактически не наказывается властями.

Предполагаю, что в Беларуси пробовавших будет меньше, хотя бы из-за ограниченного доступа к наркотикам любого «класса». Спайс и по этой характеристике коварен: наркотик появился во времена бурного развития интернета, вместе с которым продавцы получили больше инструментов для сохранения анонимности. Покупатель и продавец друг друга не знают, общение только через Сеть, товар передается через «закладки» — все это уже известно. Да, борьба ведется: регулярно штурмуются лаборатории по изготовлению спайса, появляются новости о вскрытии очередных нарковоротил и так далее.

Однако проблема остается серьезной — спайс в стране есть, он доступен, пока будут новости об очередных смертях и задержаниях. С точки зрения доставки наркотика или его компонентов в Беларусь — не знаю ничего, не специалист.

С точки зрения спроса могу поразмышлять. Я считаю, что открытость правоохранительных органов в плане освещения последствий приема спайсов, — только во благо. Думаю, не одна тысяча глупых подростков не решилась «дунуть», начитавшись новостей и насмотревшись фотографий своих предшественников. Тем не менее, остается какой-то процент тех, кто готов сознательно употреблять неизвестную дрянь, невзирая на возможные последствия.

Почему так происходит? Потому что некоторая часть населения всегда будет хроническими наркоманами (алкоголиками, потребителями седатиков, антидепрессантов и проч.) — это генетическое. Стимуляторы распространены не только в человеческой среде, но и животной, так предусмотрено природой. Есть и давление социума: «попробуй, а то не пацан» — такую сентенцию не единожды приходилось слышать мне, когда я неизменно отказывался попробовать. Удержался до сих пор, к слову. Еще — попадание в определенную прослойку, где наркотики употребляют все к ней причастные.

Разумеется, спрос рождает предложение. Разумеется, предложение можно снизить, снизив доступность наркотиков. Если в стране нет опиатов, то заместительными веществами продолжит пользоваться только тот самый генетический предрасположенный слой населения: начнут варить бубки, искать кайф среди доступных в аптеке веществ. Остальным «из интереса» наркотики попробовать не захочется, раз их просто нет под рукой.

Вопросом №1 остается легализация легких наркотиков. Вообще в этом вопросе не все однозначно, в сети полно очень спорных данных по употребляющим марихуану — как «за», так и «против». У меня ощущение, что в свое время мир сделал выбор в пользу алкоголя, хотя этот выбор мог быть сделан в пользу каннабиоидов, однако их нераспространенность во всех широтах (в отличие от алкоголя, который можно выгнать хоть в тропиках, хоть на крайнем севере) сыграла свою решающую роль. Теперь, когда мир открыт, а связи быстры, вопрос стал острее.

На планете всего несколько стран, где легализован гашиш и марихуана. Их опыт подсказывает: количество «тяжелых» наркоманов остается неизменным, социализированных членов общества тоже. Разумеется, там никому в голову не приходит пробовать спайс, когда есть традиционные природные растения, не вызывающие желание колоть друг другу глаза.

И все равно не так однозначна ситуация. Вы можете представить себе, что в Беларуси, например, с 1 января разрешены кофешопы, а употребление марихуаны легально? Я — нет. У меня стойкое ощущение, что «пробовать» начнет и стар, и млад; что культуры употребления не будет никакой; что это однозначно вызовет напряжение в обществе.

Любопытен опыт Чехии, где наркотики как бы запрещены, но в реальности действует презумпция невиновности: по умолчанию власти не хотят знать, накурен ты в данный момент времени или нет. Властям все равно, где ты взял дозу, пока не совершишь преступление из другой статьи уголовного кодекса. Сам факт наличия закона сдерживает тех, кто не готов взять на себя ответственность за употребление. Кто же хочет попробовать (и добровольно деградировать в будущем, если что), — you are welcome.

Я не знаю, как бороться со спайсом в стране. Вероятно, властям удастся снизить объем поступающих синтетических наркотиков и их компонентов в Беларусь. Но, никаких сомнений, социальная опасность спайса именно в его моментальном негативном эффекте. Любая, даже одна смерть от употребления, будет сигнализировать красной лампочкой: проблема не решена, спайс до сих пор в стране.

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Поделись с друзьями!