А как вы отвечаете на национальный вопрос?

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Белорусами себя считают 83% граждан нашей чудесной страны — это официальные данные за 2009-й год, найденные мной в интернете. Данные любопытные: фактически можно говорить о Беларуси как о моноэтнической стране, ведь остальные народы представлены слабо, лишь русских от Бреста до Витебска и от Гомеля до Гродно живет 8%. Но в реальности ощущение, будто белорусов в Беларуси почти нет — и фундамент этому «нет» заложен еще на бытовом уровне.

Люблю отвечать на сложный вопрос, начиная с себя любимого. Кто я по национальности? Найти честный ответ непростая задачка: если ориентироваться на фамилию, то скорее поляк. До тотального внедрения компьютерной техники в повседневной жизни, не было человека, правильно записавшего бы мои данные на слух. Кроме Польши. Нет такого поляка, который бы ошибся в фамилии Bliszcz, а это, на мой взгляд, о многом говорит.

Мой прадед по отцовской линии родился в Речицком районе и сгинул на полях Второй мировой. По женской род идет из Рогачева, прадед был в уезде большим чиновником и уважаемым человеком. Но, похоже, русским — Меховым.

Так кто же я? Когда ко мне пришел переписчик и задал соответствующий вопрос, я ответил белорус. Во всяком случае, я слишком люблю Беларусь, чтобы думать иначе.

Но вот что: многие из тех 83% отвечали так же по своим причинам. Например, не зазорно ведь считать себя белорусом, если родился и живешь в Синеокой? Это нормально, когда ассоциируешь себя со страной, в которой увидел свет.

В школе учат характерным чертам нашего народа: белорусы трудолюбивые и толерантные, смиренные и открытые, но я могу так назвать все без исключения европейские народы, с представителями которых мне приходилось общаться. Это не национальное, а наднациональное, — любить труд и радушно принимать гостей, потому что того требует наша природа. В общем, здесь в каждом из нас тоже немного от поляка, русского, украинца и даже немца — ничего необычного.

Однако я скажу другое, что не просматривается на поверхности. Белорусы даже не называют своих детей по-белорусски. Где Винцуки, Базыли и Кондраты? Когда последний раз белорусский загс фиксировал рождение Янки и Здиславы? Лявона, Ядвиги, Панаса?

Государственные мужи думают как бы отстроиться от всего трэша, что происходит на постсоветском пространстве. Придумали добавить в школах пару часов белорусского языка и литературы. И учить им Саш и Петь? Да ладно.

При этом — парадоксально, но факт — спрос на выделение нации, ее обособление и отстройку от «русского мира» в обществе довольно высок. Феномен популярности «вышиванок», а годами ранее белорусского языка как инструмента коммуникации в медиа, говорит нам о готовности широких масс к базовой перестройке. Остается только направлять пропаганду в конструктивное русло, делать так, чтобы люди, проживающие в Беларуси, чувствовали себя белорусами на бытовом уровне.

Вот как это работает у других. Мой друг Рома приехал в Минск из жаркой страны и готовится стать отцом. Его национальное требует назвать сына Ахмадом, так оно, видимо, и будет. Такие решения очень просто принимать, когда ты себя по-настоящему ощущаешь тем, кто ты есть, а не принимаешь решения, потому что «что скажут люди?». К слову, Рома знает белорусский язык лучше 83% белорусов, хотя родился в тех краях, где ни разу не звучали слова «кошык» и «сукенка».

В комментариях обязательно скажут: надо начинать с себя. И я отвечу, чтобы мы не тратили друг на друга время: белорусское национальное — тот случай, когда без государственной поддержки не обойтись. Начинать надо властям.

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Поделись с друзьями!