Куда исчезли минские гопники?

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Вы и без меня знаете, что в Минске практически перестали встречаться гопники — те грубые ребята из спальных районов со специфическим тюремно-пацанским мировосприятием. Гопники не исчезли полностью как класс, но их ряды заметно проредились по сравнению с девяностыми. Бывшие гетто — заводские окраины — стали просто окраинами, а на их улицах можно встретить кого угодно, а вот гопников почти не осталось. Почему так произошло? У меня на этот счет есть несколько мыслей.

Гопники были неотъемлемой частью минской городской культуры многие годы, и наш город в данном случае был в общей струе со всеми советскими городами. Тенденция исчезновения гопоты тоже всеобщая: где-то этот процесс уже завершен, где-то он только начался, однако в целом субкультура «реальных пацанов» сходит на нет. Что же изменилось?

Причин демонтажа гоп-культуры в Минске, как мне кажется, несколько.

Во-первых, Минск перестал бурно расти за счет приезжих, массово расселяющихся в компактных многоэтажных районах. Вплоть до конца 80-х, эпохи наибольшего расцвета гопников, наш город получал до +50 тысяч населения ежегодно:

Столкновение двух культур, городской и сельской, а также внутренние разномотивированные противостояния «новых минчан» практически исчезли без подпитки извне. Места гопников всегда занимало первое рожденное в городе поколение — то, которое еще было связано с малой родиной и не полностью ассимилировалось в большой город. Раздираемое противоречиями, оно отстаивало определенные «традиции», но из-за отсутствия единой культурной платформы не способно было выстроить устойчивую конструкцию. В итоге гопники вырастали, ассимилировались под давлением обстоятельств и уже не передавали «традиции» следующему поколению.

Прервавшийся процесс роста Минска фактически стал одной из основных причин исчезновения гопников в городе. Прошлое поколение, в свою очередь, в процессе взросления отказалось от юношеских «понятий», отринув их как контрпродуктивные. Ну, или попросту спилось/сторчалось.

Во-вторых, изменился рынок труда, потеряли привлекательность рабочие профессии. Значительно снизилось число людей занятых в тяжелой промышленности и иных пролетарских отраслях. Очаги возникновения гоп-культуры — профессионально-технические училища — стали менее популярными. Кроме того, произошла реформа образования, в ходе которой ПТУ превратились в колледжи, не только номинально, но и реально.

В-третьих, вырос уровень жизни. Это сказалось на общем настроении жителей мест их компактного расселения. Сытому и довольному как бы особо не за что бороться: нижние блоки пирамиды потребностей заполнены — за что еще биться простому человеку?

В-четвертых, общество стало более открытым благодаря новым технологиям, особенно интернету. Проникновение в нашу жизнь западной музыкальной культуры, мирового кино, литературы сказалось на мировоззрении миллионов людей. Фактически архитекторами нового постсоветского общества стали заокенаские продюсеры, внедрившие в головы новые ценности. Если коротко: быть агрессивным мудаком в голливудском кино всегда не круто. Если повторить это тысячу раз, оно обязательно сработает на тех, кто поумнее и просто застрял в плохой компании.

Ну и наконец. Нет ничего вечного, все проходит. Гопники были характерной чертой прошлых десятилетий, и вместе с ними в тех годах осталось много чего, не только «Слышь, ты че такой дерзкий?».

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Поделись с друзьями!