О профессиональном заболевании журналистов

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Как и в любой профессии, в журналистике есть свои профессиональные болячки. У хорошего журналиста нет проблем с осанкой и геморроем, потому что он всегда в деле и реже проводит время на рабочем месте, нежели «в поле». Но есть кое-что, чего почти никому не избежать — эмоционального выгорания. Это настоящий бич нашей профессии.

Это только кажется, что работа журналиста довольно простая, даже приятная. Ходи себе по презентациям и пресс-конференциям, пей кофе или что-нибудь покрепче, пиши новости и статьи, получая законный гонорар. Внешне это так, но на самом деле в профессии хватает стрессовых моментов. Нет, я не особо верю в существование журналистов, которые пропускают каждый текст, каждого героя через себя — за годы работы в нас вырастает в большей или меньшей степени циник (хотя и сказать, что вообще ничего не оставляет след в душе тоже нельзя — некоторые эпизоды остаются в памяти навсегда). Усталость как следствие перенапряжения появляется поначалу как бы из ниоткуда: только что у тебя была бодрость и желание писать, а теперь ничего этого нет и любой текст дается через силу.

Что же это такое?

Эмоциональное выгорание у журналистов является следствием перенасыщения впечатлениями. Ведь любой материал, увидевший свет, это не только технический, но еще и эмоциональный продукт. Описывая что-то, ведя репортаж, встречаясь с самыми разными людьми, журналист собирает и информацию, и впечатления. Вообще, чем больше этих самых впечатлений, тем интереснее получается продукт на выходе! Вот почему так важен живой разговор и присутствие на месте событий и почему такими сухими и безжизненными получаются тексты, написанные удаленно.

Хороший журналист, повторюсь, всегда в поле. Он пишет несколько больших материалов в месяц и еще гору заметок поменьше. У него вагон впечатлений, и он постоянно отдает частичку своих эмоций через тексты вам, читателям. Рано или поздно его накрывает бессилие, апатия, депрессия и стойкое желание забросить все подальше — этот закон работает практически для всех представителей нашей профессии. Редкий журналист не устает от своей работы.

Я видел ребят, которые вместо отпуска уходили на больничный и вынуждены были принимать антидепрессанты. Я не понаслышке сам знаю, каково попасть в ножницы эмоционального выгорания. Приятного мало.

Основной способ избежать подобных проблем — четкий режим труда и отдыха. Раннее пробуждение и ранний отход ко сну. Дважды в год в отпуск хотя бы по две недели. Никаких перегрузок с дополнительными материалами, брать на себя ровно столько, сколько можно потянуть. Правильно настроенный режим позволяет избежать профессиональных заболеваний и работать журналистом максимально долго.

Важный момент. Зачастую об этом аспекте нашей профессии не имеет никакого представления менеджер, управляющий компанией, в которой вы работаете. Мой вам совет: старайтесь находить себе такое место работы, где босс тоже был или есть журналист. Он-то вас поймет.

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

17
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий.
Сергей Анатольевич
Гость
Сергей Анатольевич

«Но есть кое-что, чего почти никому не избежать — эмоционального выгорания. Это настоящий бич нашей профессии» — я думаю, что основной бич журналистики -это продажность.

Денис Блищ
Гость
Денис Блищ

Обычно такие заявления делают люди, даже отдаленно не знакомые с профессией.

Сергей Анатольевич
Гость
Сергей Анатольевич

Совершенно верно! Я очень далек от журналистики, но это мне не мешает делать выводы о их работе и продажности за кусок «сала», хотя бы по результатам их статеек, репортажей. И не нужно далеко ходить — достаточно просто посмотреть новости вна украине, росии или у нас в бсср:)))
ПС обидеть не хотел

mazay
Гость
mazay

Думал, что будет про туннельный синдром

Господин из Холодильника
Гость
Господин из Холодильника

Интересно, а вот у работников следствия профессиональное заболевание — паранойя.

Лещ
Гость
Лещ

Денис Валерьевич, зачем и для чего этот высосанный из пальца текст? Вам совсем не о чем писать стало? С уважением.

Денис Блищ
Гость
Денис Блищ

Не нравится — не читайте. Это рынок.

Лещ
Гость
Лещ

На рынке я дыни и томаты покупаю. Есть они у вас? Может напишете обзор в духе «как выбрать томат»? Интереснее было бы почитать, чем о страданиях бедных журнализдов. С уважением.

Александр Викторович
Участник
Александр Викторович

когда писать тексты это конвеер…

beniden
Гость
beniden

Это все хорошо, но причем тут автор к журналистике?

Станислав Лазовский
Участник
Станислав Лазовский

Что значит причем? Самым непосредственным образом причастен вообще-то. Или вам лишь бы 3,14?

beniden
Гость
beniden

Непосредственным говорите? Посредственным

Денис Блищ
Гость
Денис Блищ

Расскажи, кто ты, посмотрим на тебя.

Станислав Лазовский
Участник
Станислав Лазовский

Кончайте заниматься омонимическим словоблудием — а конкретно мешанием в одну кучу степени вовлеченности и качественной оценки деятельности

Александр Викторович
Участник
Александр Викторович

«Редкий журналист не устает от своей работы.»
бедненькие… устаните передовицы стряпать идите на завод к станку. для сравнения.

Ft Tbg
Гость
Ft Tbg

Сам дуй к станку, тут дурных няма, ахахах

Мата Хари
Гость
Мата Хари

Работа журналиста — возрастная, увы. Дожить до 40 лет и осознать, что находишься в положении 20-летнего корреспондента — и по деньгам, и по уровню загрузки — удовольствие ниже среднего. К сожалению, лишь немногие находят себя в медиа-бизнесе. А это значит, что ближе к сорока надо искать новую работу.