Блогерка говорит, что стритфуд в Минске не должен быть таким дорогим, а я говорю — никто никому ничего не должен!

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Вчера дискутировал с фудблогеркой Ариной Лисецкой на тему цен в Минске. В частности, авторка поста осталась недовольна ценой на стритфуд: «$3,5 за малюсенькую порцию чего-либо — это дорого. Даже в NY хот-дог мне обходился в $2. Так это Манхеттен. А Минск от жадности скоро посинеет. Что для меня по-прежнему нормальная цена за еду на улице? Это три рубля. И знаю я прекрасно все тонкости закупок продуктов […]». После в треде Арина расшифровала свой месседж: «Это стрит-фуд! […] Он как бы и должен быть таким, чтобы бедным хватало на еду. Стрит-фуд не для элиты и тысячных заработков. Его идея совсем в другом».

Мне в принципе не близки левацкие рассуждения в любом виде, даже если они касаются вопросов ценообразования. Я противник «социальных цен», «регулирования цен» и уже тем более рассуждений людей максимально далеких от бизнеса о том, сколько что должно стоить.

Прикол в том, что никто никому ничего не должен, а в нормальных странах, в том числе Нью-Йорке, ценообразование регулируется рынком и возможностями поставщика услуги по оптимизации своих накладных расходов. Я не помню, сколько стоит хот-дог на Манхэттене (кстати, они довольно говняные), но даже если бы речь шла о сравнении хот-дога в Витебске и Минске, то и в этом случае сравнение было бы некорректным. Потому что факторов, влияющих на ценообразование, великое множество, и о них знает только бизнесмен.

Я вот, например, не возьмусь утверждать, что в семирублевом пайке заложена какая-то нереальная маржа, хотя даже если выяснится, что маржа там и в самом деле нереальная, а продавец уже не знает, куда складывать сумки с долларами, я могу только пожать ему руку и позавидовать.

Цена — это рынок. Цена — это та стоимость, которую готов заплатить покупатель, а не которую он считает «справедливой». Ошибка в ценообразовании в любом случае будет стоить бизнесу очень дорого, вероятно, даже поставит на нем крест, поэтому владельцы хоть шикарных ресторанов, хоть маленьких лотков с кукурузой просчитывают чек куда аккуратнее, чем фудблогерки или просто обыватели с улицы.

Любые претензии на тему «а я вот в Львове купил за гривну лохань еды» — это не аргумент для Минска. Равно как ценообразование в Минске нельзя перенести на Львов, потому что разнятся абсолютно все условия: от поставщиков, от проходимости конкретных точек, от налогообложения (в Украине понятие «налогообложения» в принципе не имеет ничего общего с Беларусью), от уровня зарплат, от стоимости коммунальных услуг.

При этом в белорусах очень сильны классовые чувства, и практически любой белорус считает, что высокие цены — это следствие жадности продавца, а не чего-либо еще. Тем более об этом «чем-либо» большинство имеет смутное представление. Исходя из этой логики, чтобы сделать состояние и победить всех конкурентов, достаточно просто умерить жадность и рубить бабло на обороте. Правда, желающих делать именно так, как правило, нет. Или, если они все же появляются, то разоряются либо вовремя корректируют цены. Ведь чудес не бывает!

В целом, «ощущение высоких цен» сигнализирует больше о невысоких доходах конкретного человека. Ведь кому-то обед в кафе за 10 рублей — это дорого, а в столовке за 5 — нормально. А третьему и столовка не по карману, он носит запеченную скумбрию в контейнере в офис. Такая самая примитивная иллюстрация рынка.

Мне, кстати, тоже приходится работать в рынке, и я очень хорошо знаю сложившиеся цены на нем. Например, я за текст на заказ беру от 200 рублей, а за рекламный — 300. Какова себестоимость такого текста? Копеек 30: за электричество, интернет, амортизацию ноутбука. Скажите, что я жадный.

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Поделись с друзьями!