Про нефть

Работа с белорусской прессой для компаний! PR товаров и услуг дешевле, чем у агентств

«Боже, как низко я пала!» — это про цену на нефть. Еще вчера одна бочка обеспечивала зарплатой библиотекаря сельского дома культуры Черноземья, сегодня за нее дают меньше, чем за бутилированную воду, а завтра, поди, можно будет отхватить по щщам. Помню, Путин ярился: «Если баррель упадет ниже $80, мировая экономика не выдержит». Жизнь заставила сдюжить: больше коллагена в колбасу, слаще ложь по телевизору, плотнее ряд против новых врагов. Разумно, конечно, обо всем этом не думать, но вспомнилось вдруг, что говорили о нефти в те годы, когда я был школьником.

Недавно я сходил в Википедию и почитал статью про цены на нефть. Ого, оказывается, главный углеводород планеты почти весь прошлый век торговался ниже $20, а мир как-то сохранял устойчивость даже при $8. Неэффективным политическим режимам, конечно, приходилось туго, но давайте вспомним чудо-государство Венесуэлу, где из года в год перебои с туалетной бумагой, хотя нефти там хоть жопой ешь.

Вся эта чехарда с ценами, вся истерика в СМИ и сонмы фэйсбук-экспертов натолкнули меня на давние воспоминания про школьные годы чудесныя. Моя училка, что отвечала за внедрение географических знаний в головы юных оболтусов из спального района города-героя, говорила:

— Нефти в Беларуси, конечно, мало, но она очень качественная!

Я настолько глубоко запомнил этот вот постулат про малое количество очень качественной белорусской нефти, что пронес его через годы (через расстоянья) словно хрустальный шар на своих руках аж до университетской скамьи.

В годы, когда мне приходилось протирать штаны в школе, о качестве отечественной нефти складывались настоящие легенды.

— Из нее можно даже делать авиационное топливо, — уверены были одни.

— Такой нефти больше нет нигде в мире, разве что в Саудовской Аравии, — твердили другие.

— Вот это да! — только и восхищались третьи.

Я так и не узнал, почему географичка распространяла небылицы, и даже был глубоко разочарован, когда узнал правду про не очень хорошую белорусскую нефть, но именно этот случай наложил тень на мое отношение к советскому и пост-советскому среднему образованию в целом. Я даже не уверен, верно ли правило буравчика, прости господи.

Еще более любопытен тот факт, что учебники по географии все как один давали критически ложные данные об оценках запасов нефти в мире. Сейчас уже точно не вспомню, но речь шла о том, будто к 2020-му году человечество столкнется с жестоким дефицитом углеводорода, а к 30-му он иссякнет вовсе.

Мы, голожопые дети молодой Беларуси (в которой, как известно, нефти мало, но она капец какая качественная), размышляли о будущем, где человечество столкнется с необходимостью бороться за остатки нефти, мы предвосхищали войны на земле, в воздухе, на воде и в космосе похлеще Звездных войн, и мечтательно так цокали языками, вычитывая в «Экспресс-контакте» информашку про разработку водородных двигателей.

И что? Я спрашиваю, и что? Будущее наступило. Мир хоть и волнуется из-за нефти, но это волнения другого порядка. Нефти оказалось к 2016-му году так много, что цена на нее упала до антипутинских значений. Похоже, и к 2020-му ничего не изменится. Видимо, все будет шикардос даже в 2050-м.

Вот и все.

Telegram-канал "Минск и минчанин": всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Только для любознательных

Поделись с друзьями!