Пять признаков типичного «понаеха»

Работа с белорусской прессой для компаний! PR товаров и услуг дешевле, чем у агентств

Ну что ж, пять типичных признаков минчанина вы уже все прочли. Мне многие писали: ага, я вот минчанин, бабка с дедом на Мопровской жили еще после войны, а годового шенгена у меня нет. Ну, раз нет, то какой вы минчанин? Может, вы все же «понаех»? Давайте разберемся!

Помните, я писал, что у всякого минчанина есть своя деревенька, в которую он ездит рыбачить да наслаждаться пасторальными красотами? Так вот «понаех» ездит не в деревню, он из нее приезжает. Чувствуете разницу? Проанализируем глубже.

Минск становится «родным городом» в статусе «понаеха» в момент, когда он садится на поезд до столицы

Святая правда. В ту секунду, когда платформа вокзала начинает уплывать за окном вагона, «понаех» искренне считает, что Минск теперь для него родной город. Еще даже не принявшись жевать копченую курицу и лупить яйца на столике в плацкарте, он немного торжественно открывает «Контакт» и, как искренне считает, навсегда меняет родной город на Минск.

«Понаеху» достаточно даже незримых связей со столицей, чтобы пойти на этот шаг. Будучи студентом платного вуза, нелегальным квартиросъемщиком в Шабанах или даже абитуриентом, он уже минчанин не по рождению, но по статусу.

«Понаеху» каждый день придется доказывать право на этот статус. Перед друзьями, оставшимися в Бешенковичах, или перед новыми товарищами в Минске, если те по счастливой случайности имеют столичную прописку. Вычислить «понаеха» с ложным статусом довольно легко: надо задать вопрос «О, ты из Минска! А где ты родился?» и «понаех» тут же сдаст себя с потрохами, мечтательно закатив глаза при одном только упоминании родного Комарина.

Сначала у родственников, потом мерчендайзером в «Рублевском», а затем куда прямая белорусской стабильности выведет

Начало большого пути «понаеха» в Минске известно как по нотам. Так как даже съемной квартиры еще нет, то приходится кантоваться у дальних родственников или более успешных знакомых, отправившихся покорять Минск раньше. «Понаех», поступив в вуз, тут же отправляется «колотить бабло» и его непременно засасывает воронка кадрового отдела «Рублевского», где обязательно есть местечко мерчендайзера за 2 миллиона рублей в месяц.

Так «понаех» попадает в свой персональный ад. С утра до ночи он должен раскладывать жвачки и шоколадки по полкам, терпеть унижения от завотдела, успевать учиться и как-то выживать на свои скромные доходы. Комната на троих в самой дальней хрущевке унылого микрорайона, передачи с малой родины через знакомого водителя междугороднего автобуса («Ну, как ты тут, Сань? Как столица? — Да норм, работа хорошая, с жильем решаю вопрос»), встретиться с кем для амурных дел — так и на билет в кино приходится копить.

У «понаеха» в этот кризисный период два пути: или сдаться, или зубами выгрызть личное счастье. Большинство умудряются выживать и потом строят квартиры с государственной поддержкой, а минчане остаются с носом. Sad but true.

«Понаех» искренне ненавидит Минск

С маленькой зарплатой, без дворовых друзей, оставшихся в Довске пить горькую под окном дома, без возможности наладить хоть какой-то быт, «понаех» начинает звереть. Он ненавидит Минск. Он ненавидит минчан, просаживающих в клубах его месячную зарплату мерчендайзера в «Евроопте». Его нигде не ждут и он никому не нужен.

«Понаех» уверен, что у городских лучшие рабочие места, им платят больше и вообще вся их жизнь — масло в молочной реке. Под боком родительский дом, не храпит во сне пьяный сосед, не приходится ни свет, ни заря переться на опостылевшую работу.

Всегда грязная плита с остатками пельменей в проваренной кастрюле. Куча пыльной обуви в углу прихожей, в комнатах срач и обязательно продавленный диван, оставшийся от бабушки, чьи внуки сдают квартиру за нереальные $450.

Понять чувства «понаеха» несложно. Я бы тоже ненавидел Минск.

«Понаеха» отличает исключительный стиль в одежде

Это в крови, я вам точно говорю. Понятно: в родном Кировске все плохо с поставками одежды, и даже если поехать в соседний райцентр покрупнее, то ничего хорошего оттуда не привезешь. Но когда «понаех» оказывается среди изобилия шоппинговых возможностей Минска, он каким-то шестым чувством умудряется найти все худшее, на что способен ритейл.

Джинсы в разводах и с кнопочками вдоль ног у парней. Бархатные спортивные костюмчики со стразами в форме сердечка у девчат. Блестящие лакированные остроносые туфли из самой стремной палатки на «Лебяжьем» у сильной половины человечества. Какие-то прорезиненные сумки из подпольных вьетнамских заводов у слабой.

Как они это находят?

Там же, на Ждановичах, «понаех» смекает, что можно сэкономить на гаджете и покупает китайский noname-смартфон, ломающийся на третий день работы. Затем «понаеху» еще предстоит купить невыгодный контракт в салоне сотового оператора с новым, уже фирменным аппаратом, и платить за него полтора года по грабительских расценкам.

Опыт — сын ошибок трудных!

«Понаех» обладает удивительной способностью превращаться в минчанина

Если все трудности будут преодолены, через два-три года вы не узнаете «понаеха»! Он сделает модную челку, прокачает смартфон до айфона, научится ездить на велосипеде не в магазин, как в деревне, а просто, для удовольствия. «Понаех» чем дальше, тем лучше учится, он быстро находит работу и делает карьеру, ходит стричься в барбершоп Firm и неплохо разбирается в коктейльной карте «Туманов».

Еще через какое-то время «понаех» оформляет кредит на квартиру, впервые едет в Вильнюс и, наконец, меняет статус «родной город» на свою настоящую Зельву.

При этом «понаех» магическим образом превращается в минчанина со своей деревенькой, в которую, а не из которой ездит по делам. Так Минск получает нового горожанина и история повторяется…

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Поделись с друзьями!