Мне приснилось, что Вильнюс наш

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Мне приснилось, что Вильнюс наш. Стоял теплый июльский день, и поезд Белорусских железных дорог, набитый туристами, отправляющимися через литовские аэропорты на европейские курорты, подъезжал к станции Гудогай. Пассажиры готовились пройти таможенный и паспортный контроль, когда состав внезапно ускорился и проскочил границу без остановки. Срывающимся от волнения голосом машинист объявил: «Вильнюс наш, друзья!»

На перроне не было привычных уже полицейских, и внизу в подземном переходе все окошки пограничников оказались закрыты. Пассажиры помялись немного и осторожно стали выходить в город. Переглядываясь, перешептываясь, но с улыбками на лицах, с каким-то внутренним светом в глазах, они поднимались на привокзальную площадь и разбредались по своим делам. Кто сразу на ближайшую маршрутку до «Акрополиса», кто на такси в аэропорт, но каждый — ощущая свободу и такое внезапное счастье.

Вдруг от магазина Iki у автовокзала появился старый дед с вытянутыми коленями трико и суковатой клюкой, которой он размахивал, будто отгоняя от себя нечистую силу. Он клокотал прокуренным горлом, бешено вращал глазными яблоками и широко открывал беззубый почти что рот:

— Сбылось предсказание! Старые люди говорили, что в тот день, когда Вильнюс станет наш, небо упадет на землю, а земля вздыбится горами!

Но ничего такого страшного не происходило. Наоборот, осознав произошедшее, люди стали собираться в хороводы, обниматься, целовать друг друга в щеки и губы и хлопать по плечам. А потом жизнь белорусам стала не жизнью, а сказкой.

Во-первых, отменили все ограничения по ввозу продуктов и товаров из Вильнюса. Если раньше было можно только три литра алкоголя, а колбас нельзя и вовсе, то теперь можно было хоть прицепить вагон с бутылками и еще тележку мясных изделий! Ограничения снялись с туалетной бумаги, табуреток Ikea, автомобильных шин, персональных электронно-вычислительных машин, аксессуаров к ним и чего бы то ни было еще.

Во-вторых, так как Вильнюс стал полностью и безоговорочно нашим, исчезла всяческая потребность в оформлении шенгенских виз. Литовский визовый центр на Железнодорожной, 33А еще какое-то время работал для виду, оформляя одну-две визы для случайных иностранцев, и закрылся с небольшим скандалом (оказалось, что стоимость их услуг была завышена, и вроде бы за это даже кого-то наказали, но бог с ним).

В-третьих, в Вильнюсе быстро начали перенимать передовой белорусский опыт по благоустройству и вскоре весь город был закрашен бежевым, так что от Минска не отличишь. С десяток зданий пошло под «реконструкцию с приспособлением», еще сотня томилась в очереди «Мiнскай спадчыны». В Вильнюсе в самом деле стало хорошо как дома.

Теперь уже наша столица стала принимать белорусов в несколько раз больше, так как всем хотелось посмотреть на то, что по стечению обстоятельств было огорожено шенгенской стеной…

— ...Молодой человек, ваш паспорт! — на меня смотрела уставшая от жизни пограничница в зеленом берете и с массивным переносным компьютером на животе.

— Вот, держите.

— Куда направляетесь? — уточнила она у меня, буравя взглядом и сравнивая внешность с фотографией пятилетней давности в проездном документе.

— В Вильнюс, куда ж еще.

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

Поделись с друзьями!