Надо объяснить, почему я так люблю железную дорогу

Подпишись на мой telegram-канал о Минске: в нем всякие забавные штуки, попадающиеся по пути. Контент нигде не дублируется!

С глубокого детства я люблю железную дорогу. Мощные локомотивы, уютные поезда, неспешные пригородные рейсы, вот это вот все. Я абсолютно равнодушен к паровозной эпохе и предпочитаю дизельные линии электрифицированным, люблю глухие ветки, но мощные узловые станции с развитым грузовым движением. Разумеется, я немало объездил железных дорог: почти все сети Беларуси и Литвы, а также тысячи километров по Украине, России и миру. Я ездил по железным дорогам Европы, Северной Америки (совсем чуть-чуть, но) и даже Новой Зеландии. И нет для меня красивее транспорта, чем самый стальной транспорт :) Вот почему.

Этот пост создан при поддержке компании «Ласерта». Компания является профессиональным участником рынка ценных бумаг Беларуси и занимается размещением корпоративных валютных облигаций. Годовая ставка доходности этих бумаг колеблется в районе 7,5% (это немало — посмотрите, что предлагают банки по депозитам).

Когда-то я часто зависал вот здесь, на этом месте, где сделал снимок. Отсюда был лучший вид на станцию Жлобин, еще не огороженную глухим бетонным забором:

Место было стратегическое. Под пешеходным мостом на 9-м пути постоянно урчали гигантские тепловозы с длинными грузовыми составами, ожидая выходной зеленый светофор. Почти сразу за станцией пути сходятся в один и пересекают Днепр по старому стальному мосту.

Мне было 6 или 7 лет, но я до сих пор помню неуклюжую красоту двухсекционных динозавров ТЭ-3, оставшихся только в музеях Бреста и Барановичей.

Их уже тогда массово выводили из эксплуатации, заменяя «фантомасами» — более современными 2ТЭ10, тепловозами следующего поколения. Они, к слову, до сих пор составляют основу грузового парка Беларуси на неэлектрифицированных линиях.

Бабушкин дом стоял вот здесь, в 15 метрах от места предыдущего снимка:

Это был древний шестиквартирный барак с высоченными потолками и широкими окнами. Когда барак был построен, станция еще, конечно, располагалась довольно далеко от стен дома, но со временем расстояние сократилось до каких-то критических величин. Настолько критических, что, когда бюджет города позволил, барак был снесен.

Вот эта береза росла в метре от входной двери от квартиры бабушки:

Ее посадила прабабушка так давно, что даже в моих детских воспоминаниях береза была взрослой. Бабушка, впрочем, и вовсе помнила царские времена — тогда с семьей она жила в соседнем Рогачеве.

Это улица Товарная, на которой стоял шестиквартирный барак под №12:

И из любого окна 6-й квартиры были видны тепловозы, дизель-поезда и бесконечные летние «курортники» — проходящие составы на Анапу, Адлер, Симферополь, Минеральные Воды и Владикавказ.

Если б вы только знали, сколько я на них поездил из Минска в Жлобин и обратно!

И это был не самый плохой вариант, потому что самый плохой — это когда никаких билетов не было, и нужно было добираться на перекладных. Сначала электричкой до Осиповичей, затем дизелем до Жлобина. Выходило часов 5 с учетом ожидания пересадки.

Вот здесь росли большущие кусты:

Они были важным эпизодом моего взросления, потому что в кустах формировался штаб летучего отряда рельсовой войны, состоящего из меня, моего брата и двоюродного брата Эдика. Мы подкладывали под проходящие поезда монеты, бутылки, камни и один раз даже умудрились прикрутить к рельсе старый кованный костыль.

Не делайте так :)

К счастью, поезда легко раздавливали монеты и дробили щебенку, но все-таки это не могло оставаться незамеченным сколь-нибудь долго. В один день в квартиру №6 дома №12 по улице Товарной нагрянули железнодорожники в сопровождении милиции. Всему летучему отряду влетело крепко.

А еще в этих кустах постоянно бухали мужики и оставляли после себя бутылки, которые мы немедленно сдавали в приемный пункт стеклотары где-то в городе. Кстати, с тех пор у меня воспоминания о россыпях баночек из-под клея БФ, спиртовую основу которого тоже бухали, наматывая на карандаш клеевую. Об этом еще пел «Сектор Газа».

Улица Товарная очень длинная, но использовалась мной и братом только на ограниченном участке.

С одной стороны он был ограничен автомобильным путепроводом. Там, за путепроводом расположена сортировочная станция, где моя бабушка и проработала несколько десятков (!) лет, составляя грузовые составы в диспетчерской.

В другой стороне крайней точкой была школа. Ее, к слову, закончила маман. Школа постройки еще довоенных лет, в ней во время нацистской оккупации располагался немецкий городской (?) штаб.

Окна школы выходят на двухэтажный желтый дом, тоже еще довоенной постройки. В народе его называли «белым домом», хотя я помню его только красным, а теперь вот желтым. В этом доме в коммунальной квартире жила прабабушка, бабушка и маман, пока им не дали отдельное жилье в бараке на улице Товарной.

И магазин вот этот рядом. В августе в нем торговали арбузами, а круглый год — таким пупырчатым хлебом в кирпичах и кукурузными палочками в грубых картонных коробках по 5 копеек. Они были очень вкусные :)

И еще в нашей жлобинской жизни большое влияние имела «Снежинка» — кафе с мороженым в пластиковых пиалках на тоненьких цветных ножках. Сейчас продмаг.

Наконец, организованные развлечения предлагал железнодорожный вокзал. Попасть в него можно было по пешеходному мосту, хотя иногда мы не слушались бабушку и гоняли через пути (за что, разумеется, получали).

Сразу у спуска стоял тир. На рупь положено было 33 выстрела и копейка сдачи. Призов в советском тире не выдавали, только общественное одобрение.

У стен вокзала, где сейчас велопарковка, отирался мороженщик. Мороженщик был всегда, но всякий раз фабрика давала на реализацию разное мороженое. Это было так давно, что я помню даже мороженое в несъедобном бумажном стаканчике с деревянной палочкой в качестве ложки. Стаканчик накрывался сверху бумажкой с названием мороженого и было очень важно ее облизать с обратной стороны.

Самое кайфовое морожко жлобинского производства — двухслойное кофейное/пломбир за 22 копейки. Самое некайфовое — простое молочное за 9.

Вокзал в Жлобине в целом сохранился. При реконструкции его стены оставили, накрыв сверху легкой металлической крышей:

Самым важным элементом вокзала были, конечно, игровые автоматы. Гонки, морской бой, что там еще. В отдельном окошке располагалась касса, обменивавшая деньги на жетоны для игры. 1 жетон — 15 копеек.

Располагалась она слева от этого выхода. Сейчас — газетный киоск.

Здесь же стоял автомат для игры на знание ПДД. Отвечая на 50 вопросов за короткое время, игрок мог получить приз — 1 рубль. Нельзя было сделать ни одной ошибки!

Мы играли в этот автомат с братом вдвоем, так натренировавшись, что однажды сделали 50 вопросов без ошибки.

В этот момент небо рухнуло… Лампочка «приз» загорелась, но монеты или жетоны не посыпались.

Сейчас на месте автомата платежный терминал.

Станция в те годы была очень живой с постоянными южными поездами и товарняками в сторону Украины. Сейчас почти полная противоположность, тишина.

Но дизель-поезда на путях стоят те же — древние ДР1. И стоят так же, чтобы не загораживать проход в сторону улицы Товарной.

На которой и осталось мое железнодорожное детство и все эти воспоминания. Короткие летние месяцы у бабушки, наложившие отпечаток на всю жизнь.

Путешествие прошло в партнерстве с компанией «Ласерта», профучастником рынка ценных бумаг Беларуси.

Кстати, у меня есть другие посты из регионов Беларуси. Выбирай на карте:

PR товаров и услуг и в белорусской прессе. О вас напишут ведущие СМИ Беларуси!

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий.